<< Главная страница

Кто ничего не умеет, тот не должен ничего хотеть...Интервью Арынгазы Беркинбаева с Раулем Мир-Хайдаровым специально для Казахстана, в год юбилея писателя








- Рауль Мирсаидович, какие писатели, книги повлияли на становление вашего характера, вкусов, мировоззрения?
- Мой любимый писатель Иван Алексеевич Бунин. Всем, кто хотел бы прочитать о любви, советую его роман "Жизнь Арсеньева". И.А.Бунин долго был под запретом и появился, как и Сергей Есенин, в хрущевскую оттепель. Люблю всего позднего Валентина Катаева. Блистательная проза! "Тихий дон" М.Шолохова, "Прощай, Гульсары" Чингиза Айтматова. Почти всю поэзию Серебряного века, а позже поэзию О.Мандельштама и А.Ахматовой. Из современных поэтов -Евгений Рейн,Татьяна Глушкова, Сергей Алиханов, Бахыт Кенжеев, живущий в Канаде. И совершенно блистательный, мудрый и ироничный, достойный продолжатель традиций Хайяма, Рудаки, Хафиза - Лоик Ширали.
Из западных писателей - Ф.С.Фицжеральд, я его открыл для себя задолго до фицжеральдовского бума и этим горжусь. "Великий Гетсби", " Ночь нежна" одолел много раз, и они влекут меня по-прежнему. Герман Гессе, особенно его "Степной волк". Огромное влияние оказал на меня Дзюмпей Гомикава романом "Условия человеческого существования". Я прочитал его в 1964 году, а в 1987 году его назвали лучшим японским романом ХХ века. А Япония, напомню, самая читающая и издающая книги страна мира. По этому роману японцы сняли 20-серийный фильм, возможно, и мы его когда-нибудь увидим. Открытие для себя в юном возрасте Фицжеральда и Гомикавы до сих пор греет мне душу, ведь в ту пору я работал обыкновенным прорабом.
Польский писатель Станислав Дыгат с его романом "Путешествие", Ален Фурнье, написавший всего один роман "Большой Мольн", выдержавший после его гибели в первую мировую воину, более 50 изданий, Томас Вулф с его "Взгляни на дом свой, ангел". По юности сильное впечатление произвел Ремарк с его "Три товарища", Хулио Кортасар - "Преследователь", "Южное шоссе".
- Какое влияние на вас и на ваше поколение оказало кино, киногерои вашего времени?
-Кино... Пожалуй, кино по массовости своей, доступности сыграло главную роль в воспитании многих поколений, и не только моего. Ленин не зря определил: из всех искусств для нас важнейшим является кино. Моему поколению повезло с кинематографом: он родился в нашем веке, стал зрелым к нашим юным годам, и на наших глазах, вместе с нами умирает. Лет с семи я начал ходить в кино. В Мартуке фильмы менялись через каждые два дня, это было неукоснительно, как приход московских поездов на нашу провинциальную станцию, где паровозы заправлялись водой и чистили топки.
Отчим мой, человек городской, из Оренбурга, кино любил страстно. У меня была обязанность бегать к почте, где вывешивали афишу, и сообщать, какое сегодня дают кино. Однажды вышел конфуз. Я сказал родителям без всякого подвоха, что идет фильм "Два яйца". Они и пошли на эти "Два яйца", ибо старались не пропускать новых фильмов. Надеюсь, вы, догадались, что это были "Два бойца" с Марком Бернесом, Борисом Андреевым, Петром Алейниковым. В послевоенном Мартуке каждая копейка давалась с трудом, но отчим на кино мне выделял, говорил, что кино открывает глаза на мир, воспитывает. Помню, как мне завидовали сверстники, считали счастливчиком, и мне приходилось пересказывать в классе, во дворе содержание фильмов. Так что к устному творчеству я приобщился рано.
Отчим оказался прав: кино во многом сформировало мое мировоззрение, вкусы. Явно оттуда, из детства, тяга к музыке, джазу, интерьерам живописи. Послевоенное кино сплошь состояло из трофейных фильмов. Из фильмов наших союзников по войне. Мы пересмотрели десятки голливудских фильмов тех самых, что сегодня принято считать шедеврами мирового искусства. Еще до войны немцы экранизировали почти все известные оперетты Штрауса. Оффенбаха, Легара, засняли мюзиклы с участием мировых звезд тех лет, теноров Карузо, Марио Ланца. Экранизировали многие шедевры мировой литературы. Мы видели фильмы с участием Фреда Астора, Рудольфа Валентино, Марики Рекк, Сони Хейни, Греты Гарбо, Грегори Пека, Чарли Чаплина, Рода Стайгера, Питера О'Тула. А к шестидесятым, годам нашей юности, подоспел и итальянский неореализм. Какие имена! Фредерико Феллини, Витторио Де Сика, Франко Дзефферелли, Бертолуччи, Домиани, Де Сантис, Этторе Скола...
А фильмы "Рокко и его братья" с молодым Аленом Делоном и Франко Неро, "Ночи Кабирии" с Джульеттой Мазини и Марчелло Мастрояни, "Бум" с Альберто Сорди, "Горький рис" с Витторио Гассманом и Марио Адорфом!
Этот список, звучащий как музыка, я мог бы продолжать и продолжать. А новое немецкое кино с Максимилианом Шеллом, Клаусом Брандауэром. Французское кино - это Жан Люк Годар, Трюффо, Жерар Филипп, Анук Эме, Бурвиль, Жан Габен, Жан Маре...
Хотите верьте, хотите нет, существовало целое десятилетие египетского кино, откуда вышел будущий король Голливуда Омар Шериф. А японские фильмы Акира Куросавы, шведское кино Ингмара Бергмана... Испанское кино великого Луиса Бенюэля, польское кино Анджея Вайды и Кшиштофа Занусси. Да и наше кино в ту пору шагало в ногу с мировым. Как же такой могучий заряд не мог формировать наши взгляды, вкусы, мироощущение?
Тем более все, о чем говорилось - это здоровое, гуманистическое кино, воспитывавшее в человеке только высокое. Ну, со мной и кино быстро все стало ясно
- лет в 10-12 я уже страстно мечтал о другой жизни, стереотипы реальной окружающей меня действительности никак не устраивали, и желание стало программным. Когда жизнь на закате, есть преимущество - ты можешь предъявить доказательства реализации тех или иных планов. На всем стоит тавро: проверено временем. Поэтому, под влиянием кино, боясь опоздать в другую жизнь, в 14 лет, после семилетки, я, единственный из трех параллельных классов, сел на крышу мягкого вагона поезда и укатил в город поступать в техникум. Обратите внимание - один из 112 своих сельских сверстников. Этим самостоятельным поступком я тоже горжусь всю жизнь.
- Рауль Мирсаидович, что мог предоставить вам, юношам, вступающим в жизнь, провинциальный Актюбинск в конце 50-к годов в культурном плане?
- Судя по вашему скепсису в голосе, дорогой Арынгазы, вы наверняка думаете, что мы росли в культурном вакууме. Тут вы крепко ошибаетесь. С середины 50-х в ДК железнодорожников сложился народный театр. В репертуаре у них была классика. Три-четыре пьесы с прекрасными декорациями, костюмами, продуманным освещением. В 1957 году, когда я уже учился в Актюбинске, театр привез в Мартук "Бесприданницу" Н.Островского. Одну из ролей исполнял шофер нашей техникумовской полуторки. Как я гордился и театром, и нашим "артистом"! Они дали два спектакля - аншлаг, восторг, овации, успех. Все абсолютно так, как на премьерах в столицах - это я могу подтвердить как старый театрал. Такое сейчас невозможно и представить, а ведь существовал в Актюбинске и профессиональный театр. Зимой 1959 года на месячные гастроли приезжал Московский театр оперетты, выступал он на сцене сгоревшего позже ОДК. Что творилось в городе! Билеты - с боем, зал - переполненный, разговоры - только об оперетте. В конце января 1960 года гастролировал знаменитый государственный эстрадный оркестр Азербайджана под управлением композитора Рауфа Гаджиева.
Оркестр - настоящий биг-бенд, 78 человек - в три яруса, а ударник, с сияющими перламутровыми барабанами, медными тарелками - под самым потолком. Какие костюмы, декорации, световое сопровождение, блеск труб, саксофонов, тромбонов! Живьем музыка Гленна Миллера, Дюка Элингтона! Неожиданные аранжировки известнейших джазовых мелодий Джорджа Гершвина, Джоума Керна, Кола Портера, сделанные знаменитым Анатолием Кальварским! Восторг публики я просто не в силах описать, триумф - и только! Тогда еще не дробились ни страны, ни оркестры. С оркестром выступал и вокальный квартет, тот самый, что позже назовется "Гайя". Через три года, в Ташкенте, я вновь встречусь с оркестром и напишу восторженную рецензию, упомянув и актюбинский триумф.
Эта театральная рецензия станет моей первой публикацией. Она и позволит мне ближе познакомится с оркестром, и на десятилетия меня свяжет дружба с Рауфом Гаджиевым, певцом Октаем Агаевым, трубачом Робертом Андреевым, конферансье Львом Шимеловым, квартетом "Гайя", да и со всеми оркестрантами. Не раз я буду по их приглашению в Баку. А ведь все это началось в Актюбинске...
Весной того же 1960-го года, уже во Дворце железнодорожников, выступал оркестр Дмитрия Покрасса. После моего отъезда приезжал оркестр Константина Орбеляна, где начинал в ту пору знаменитый Жан Татлян. Но главное - в другом: существовала своя внутренняя культурная жизнь Актюбинска. Какие вечера бывали в мединституте, культпросветучилище, кооперативном, нашем железнодорожном техникумах! В 44-ой, в 45-ой железнодорожных школах, во 2-ой школе, в 11-ой, в каждой из них была своя самодеятельность, свои эстрадные оркестры, солисты. Проезжая мимо полуразвалившегося ныне "Сельмаша", представьте себе, что там в конце 50-х существовал заводской клуб, где зимой, были танцы под джаз-оркестр. Стекалась молодежь со всего города, попасть туда было ох как не просто. А в субботу-воскресенье танцы в ОДК и в "Железке", тоже негде было яблоку упасть. А какие новогодние балы давались во дворцах и клубах, но это уже отдельная тема. Нет, дорогой Арынгазы, время и Актюбинск дали нам, молодым, возможность приобщиться к культуре.
- Да, трудно уйти от литературы и искусства. Вы открываете нам новый взгляд на те культурные события, которые уже стали историей. Спасибо. В романе "Ранняя печаль" цитируется много поэтических строк и даже есть утверждение: "любите поэзию, в ней, как в Коране, Библии и Талмуде, есть ответы на все вопросы жизни". Поясните свой текст.
-Только в точных науках есть единственно правильный ответ. Некоторые люди пытаются выстроить свою жизнь по четким математическим формулам, но , даже если ориентироваться на элементы высшей математики, врядли они гарантируют счастье. Я воспринимаю жизнь на эмоциональном, чувственном уровне, от того, наверное, мне ближе ответы на все вопросы бытия, которые я нахожу в поэзии. Поэзия стара как мир. Я сейчас процитирую вам Рудаки:
Поцелуй любви желанный,
Он с водой соленой схож,
Чем сильнее жаждешь влаги,
Тем неистовее пьешь.
Или:
Не любишь, а любви моей
Ты ждешь.
Ты ищешь правды, сама ты -
Ложь.
Скажите, после этих строк, сильно ли изменились отношения между мужчиной и женщиной, что нового добавили века в эти отношения?
Хотите пример посвежеее, поактуальнее:
Двухподбородковые ленинцы
Я к вам и мертвый не примкну.
Или самая печальная строка поэзии, которую я встречал когда-либо. Ее написал десять лет назад недавно ушедший из жизни Евгений Блажиевский. В молодые годы он играл в футбол со знаменитыми нападающими Банишевским, Маркаровым в бакинском "Нефтянике".
И девушки, которых мы любили -
Уже старухи...
К поэзии всерьез и навсегда я приобщился тоже в Актюбинске. Зимой 56-го года мой однокурсник Валерий Полянский тайком показал мне толстую тетрадь, исписанную каллиграфическим почерком. Это были стихи запрещенного в ту пору Сергея Есенина.
Она такая нежная, а я так груб.
Целую так небрежно калину губ.
Там же была и его поэма "Анна Снегина" - вершина лирики.
Нам было семнадцать лет
И девушка в белой накидке
Сказала мне ласково: "нет"...
Или вот строка из чукотской поэзии:
И легче зиму повернуть
Назад по временному кругу,
Чем нам друг другу протянуть
прощения просящую руку.
Да, я убежден, в поэзии есть ответы на все случаи жизни, но всякому дано их услышать. Поистине, глухому звука не объяснишь.
- Какие, на ваш взгляд, впечатления должны вызывать ваши книги у читателя, по максимуму?
- Прежде всего, читатель должен ощущать разницу между своими знаниями и моими, моим знанием жизни или описываемого предмета, ситуации. Если это случится, то книга будет читаться и перечитываться, передаваться из рук в руки. И тогда читатель будет приобретать мои новые произведения, не глядя на аннотацию, рекламу и даже качество полиграфии, ему важно другое - сам автор.
- И часто такое происходит с читателем?
- Уже произошло. Против цифр, факта не попрешь. Пять миллионов книг, таков на сегодня тираж моих изданий, они ведь у читателя на руках. Мои книги читают и высоколобые интеллектуалы, и водители-дальнобойщики. На встречах с читателями в таких же полярных коллективах, как академики и шоферы, везде задают один и тот же вопрос - откуда вы это знаете? Я получал раньше тысячи писем, мешки писем - с этим же вопросом. Видимо, эти знания основательны, профессиональны, если после написания романа "Пешие прогулки" юристы были уверены, что я бывший прокурор высокого ранга. Если после романа "За все наличными", где я затронул творчество казанского художника, академика живописи Николая Ивановича Фешина, иммигрировавшего в Америку в 1922году и там занявшего достойное его таланту место в мире, я стал получать предложения от многих журналов по искусству написать статьи о нем, предисловия, аннотации к его буклетам, проспектам.
В молодости, работая в строительстве, из-за страсти к футболу, я вел колонку футбольного обозревателя в одной из ташкентских газет. Во время матча я занимал место в секторе для прессы и так горячо комментировал вслух, что надо делать тому или другому тренеру, что однажды неожиданно для себя получил предложение стать вторым тренером команды в классе "Б". Впрочем, отгадку на многие вопросы, откуда я это знаю, читатель может найти в "Ранней печали". Признаюсь, этот роман дорог мне.
- Ваш роман "Пешие прогулки" стал настольной книгой для многих юристов. Более того, они были убеждены, что роман написан бывшим прокурором высокого ранга, решившим в перестройку за все унижения от партийной власти крепко хлопнуть дверью. Известно, что следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры СССР Б.Е.Свидерский, тот самый, что засадил за решетку Ахматжона Адылова, сказал: "Мне кажется, что это я написал "Пешие прогулки".
Оценка романа профессионалом такого уровня должна быть дорога для автора. В связи с этим вопрос: какие законы вы ввели бы в первую очередь, будь на то ваша воля?
- Начнем с того, что нужно реализовать, прежде всего, принцип неотвратимости наказания, и второе - все законы должны быть в пользу законопослушных граждан.
Презумпция невиновности - это, конечно, хорошо, но в на- ших условиях она работает эффективно только в пользу богатых и властьимущих.
Первое, что бы я сделал, будь на то моя воля, отменил освобождение под денежный залог. В бедной стране это - дискриминация большинства населения.
Второе. У нас сплошь рецидивная преступность. Есть случаи, когда получают срок и по 10, и по 15 раз. Я считаю, что по особо тяжким преступлениям нужен порог преступности: 2-3 раза, а дальше - суровый приговор, по-китайски. Иначе волну преступности не сбить. В Америке, кстати, третья судимость по одному и тому же виду преступления карается пожизненным заключением.
Третье. При въезде в страну обязательно декларировать не только наличную валюту, но и судимости, даже погашенные.
Четвертое. Тюремный срок надо определять по совокупности всех преступлений.
Пятое. В стране много немотивированного насилия. Сотни тысяч изуродованных, искалеченных, ставших инвалидами людей. Тут, на мой взгляд, одного тюремного срока мало. Человек, сделавший инвалидом другого, должен до конца жизни выплачивать ему определенную компенсацию. Сейчас оплату вместо преступника делает, в лице государства, законопослушный налогоплательщик.
Шестое. Сегодня в чудовищных масштабах происходит насилие над детьми. Насилуют и 10- летних, и 5-летних, преступления сплошь рецидивные. Растлители попадаются по пять-десять раз.
Ученые давно доказали, что подобная гнусная извращенность не проходит никогда. Нужен радикальный подход - следует кастрировать сразу, плюс тюремный срок. С точки зрения медицины, это простейшая операция. Скажете - сурово, жестоко? Да, согласен. Не хочешь стерилизации - не трогай детей!! А сломанные судьбы детей, родителей вам не жаль?
Седьмое. Еще один закон мне видится важным - о предательстве в рядах милиции. Тут я вижу простейший выход. Предатели из органов, к ним можно добавить и госчиновников, должны отбывать наказание не в специальных тюрьмах, как сейчас, а в общих. Страх неотвратимости возмездия обязательно сыграет свою роль. Еще закон, косвенно связанный с милицией. Почти каждое третье ныне преступление совершается уголовниками в форме милиционера, с поддельными удостоверениями, фальшивыми документами. Только за незаконное использование атрибутов власти нужна дополнительная статья, равная статье содеянного преступления! А что творится в судах?! Подсудимые откровенно, перед телекамерами, угрожают судьям, потерпевшим, свидетелям. И закон не позволяет судье тут же добавить год-другой. Даже на футбольном поле законы куда более суровы. Скажи футболист судье что-нибудь оскорбительное, тут же последует наказание - удаление с поля! Кстати, в США действует закон "Об уважении к суду".
Спросив, какие я немедленно ввел бы законы, вы наступили мне на больную мозоль. Их десятки, поэтому надо остановиться и лучше написать для вас специальную статью. Но кое-что о законах я хотел бы сказать еще. Я твердо убежден, что ясные, жесткие, своевременно принятые законы решают половину любой проблемы. Оттого, что мы никогда не жили по законам, мы еще не поняли, не оценили их силу. В советское время в республиках винили центр во всех грехах и в отсутствии мудрых, своевременных законов тоже. Уже 10 лет новым государствам Москва не указ, но законодательство у всех практически идентичное. На всем постсоветском пространстве с завистью говорят лишь об узбекском законе, касающемся угона автомобилей. Там ужесточили меры - машины перестали угонять.
Любое преступление нужно сделать финансово нерентабельным, и оно само сойдет на нет. Свободу ценят все, особенно преступники. Меня постоянно спрашивают: как бороться с квартирными кражами? Тут необязательно увеличивать срок, важен другой показатель - чтобы у потерпевшего не было финансовых претензий. Пока вор не вернет украденное, он должен сидеть в тюрьме. А сейчас он шлет из камеры угрозы тому, кого обворовал, долг не гасится совсем, а срок исправно идет, день свободы близится. Здесь закон явно в пользу преступника.


- Какие черты характера для вас наиболее нетерпимы в людях?
- Лень. Безответственность. Лень, на мой взгляд, главная беда всех человеческих пороков. Остерегайтесь ленивых людей.
- Ваша любимая пословица?
- "Кто ничего не умеет, тот не должен ничего хотеть", "Когда коровы воду пьют, телята лед лижут", "Кто спит с собакой, тот наберется блох".
- Вопрос-бумеранг на ваш недавний ответ. Вы сами - не ленивы?
- Я отработал в строительстве более 20 лет, одновременно заочно учился, писал книги. На "вольные хлеба", т. е работать на свой страх и риск, без зарплаты, ушел в 1980 г. Кстати, редкие писатели отваживаются на такой шаг. Большинство отирается в штатах газет, радио, журналов, издательств, где есть гарантированная зарплата. Мало написать рассказ, его надо издать - оплата по выходу в свет. А написал я семь романов, десятки повестей и рассказов - все изданное составляет 10-12 томов. Трудно назвать меня ленивым. Возможно, оттого я ленивых вижу на сквозь, чую за версту.
-Еще один вопрос о ваших качествах. Рауль Мирсаидович, вы - жесткий человек?
- Тут ответ без раздумий - да, конечно. Например, я за смертную казнь. Новые государства никогда не выйдут из нищеты и не станут самостоятельными, если у них в период становления не будет жестких законов.
Если изменится жизнь, то законы можно поменять быстро, это в руках парламента. Сегодня за жуткие убийства наказывают 10-15 года тюрьмы, а убийцы сплошь от 15 до 25 лет. В тридцать с небольшим эти подонки выйдут на волю и будут убивать вновь, тут- сомнений никаких. Для кого такое милосердие? За жизнь нужно расплачиваться только жизнью! И тут не надо оглядываться на законы сытого Запада, убивают ведь у нас и нас.
Самое интересное, что народ, в случае референдума, обязательно проголосовал бы за смертную казнь. Такого разгула преступности и беззакония, наступившего с приходом к власти М.Горбачева, история еще не знала. Побиты все криминальные рекорды, и даже фальшивая государственная статистика преступлений, заниженная в десятки раз, пугает людей. Но этого никак не понимают законодатели и чины, призванные бороться с преступностью.
- Что для вас означает понятие - свобода? Сегодня вам легче дышать как гражданину, как писателю?
- Я давно был убежден, что если у человека нет внутренней, личной свободы, то и внешняя, разрешенная, декларированная свобода ему тоже не очень нужна. Время лишь подтвердило мою правоту - большинству граждан нынешняя свобода оказалась в тягость, они бы ее с удовольствием променяли на что-нибудь гарантированное, материальное...
Совсем юным 15-летним мальчишкой я прибился к редкой по тем временам в Актюбинске компании стиляг. Небезопасное увлечение - могли отчислить из техникума, лишить общежития, дружинники могли порезать твои единственные узкие брюки. Но на это меня толкала внутренняя свобода. Мой личный вкус, мое понимание моды, эстетики. Позже я и дня не был в КПСС, хотя хорошо знал, что с партийным билетом шагать по жизни легче. Это тоже осознанный выбор, чтобы сохранить внутреннюю свободу. Любое членство, особенно в идеологической организации, крепко обязывает. Издав первые книги, я тут же написал роман о мафии, о партийных казнокрадах, о бесправности гражданина, даже если он и прокурор. Наверное, я догадывался, что меня за это по головке не погладят - уж я-то знал хорошо тех, о ком писал.
Результат известен - я стал инвалидом, в пятьдесят лет пришлось оставить в Ташкенте роскошную квартиру, загородный дом, отлаженный быт и начинать жизнь в России с нуля: с прописки, гражданства, жилья. Кстати, сорок лет назад в Ташкенте, чтобы получить прописку, я вынужден был год отработать слесарем на авиазаводе, имея уже диплом и опыт инженерной работы в Экибастузе. Судьбу эмигранта в России я хлебнул сполна. Только спустя восемь лет, у меня появилась крыша над головой, которую мне никто не дал. Свобода одним указом "О свободе" не реализуется, равно как и демократия, которую сегодня обыватель ждет, не дождется. И не дождется, как вчера не дождался коммунизма.
И еще о свободе, уж очень важная тема. Я убежден, что человек не может получить от общества, государства свободы больше той, которой он обладает в себе.
- Когда я жил в Германии, два или три раза встречал ваши интервью в немецких газетах по проблемам преступности, но в ту пору я не знал, что мы с вами земляки, что вы наш, Актюбинский. Иногда пресса утверждает о бесполезности борьбы с преступностью, о том, что мафия бессмертна. Как вы оцениваете ситуацию? Ждет ли нас свет в конце туннеля?
- Я не разделяю настойчиво навязываемую массам мысль, что мафия бессмертна. Убежден: с ней всерьез еще не боролись. Давайте беспристрастно заглянем по обе стороны баррикад. Воров в законе на территории бывшего СССР
около семисот. Газета "Кто есть кто" в 1996 году напечатала всех их по имени-отчеству, какие кликухи, за
что сидели, что контролируют. Следует добавить, что грузинские, армянские, азербайджанские, узбекские мафиози после развала СССР почти поголовно переехали в Россию, а точнее - в белокаменную. Такая Москва гуманная, заботливая. К слову сказать, 90% расхитителей народного добра, находящихся в розыске, из бывших советских республик тоже обитают в Москве. Но вернемся на баррикады. Кроме воров в законе, есть еще и уголовные авторитеты - их три-четыре тысячи. Глянем на нашу сторону баррикад. Одних многозвездных генералов в силовых структурах России боле 10 000, по полтора десятка на каждого вора в законе! А офицеров - от полковников до лейтенантов, этих уже тысячи на каждого преступника. О рядовых, с той и нашей стороны, и речи не идет, за нами десятикратный перевес. Ежегодно Россия присваивает 25О- 300 генеральских званий, а воров в законе коронуется на всем постсоветском пространстве не больше 20, отбор жесточайший - это не паркетных генералов штамповать.
На нашей стороне еще и целая армия прокуроров, судей, следователей, десятки спецслужб - и после этого утверждать, что мафия бессмертна, что с ней бессмысленно бороться?!!
- Что может вывести новые государства на постсоветском пространстве на новый качественный уровень жизни?
- Собственность. Культура. 0бразование. Собственности на сегодня народ не имеет нигде, а культура и образование стремительно падают с каждым днем. В Росси и сложилась невероятная ситуация: есть класс буржуазии, есть олигархи, но нет... капитализма. Еще одна российская уникальность - у государства нет собственности, но нет и класса собственников. В Российской армии среди призывников сегодня есть абсолютно неграмотные люди. Двадцать лет назад такое не могло прийти в голову даже самому оголтелому пасквилянту и антисоветчику.
- Может, Запад не помогает нам, как Европе, после войны?
- Вы имеете в виду план Маршалла? Тут я вас огорчу, а кое-кого, наверное, даже шокирую. Россия получила денег от Запада гораздо больше, чем план Маршалла вложил их в экономику всех стран вместе взятых, пострадавших от войны.
От гигантских финансовых вливаний в Россию итог один, и весьма плачевный - долг более 156 млрд. долларов. Для примера иная парадоксальная ситуация: СССР вышел из тяжелейшей войны мощной индустриальной державой.
Через пять лет восстановил заново треть своих территорий, еще через пять стал космической державой. К середине 60-х СССР назывался супердержавой, с лучшим в мире флотом, авиацией. Атомной энергетикой, и так далее.
Из реформ Горбачева и Ельцина Россия выползает без космоса, флота, авиации, промышленности и так далее. Нам, оказывается, даже деньги во вред. За всю свою историю Россия переживает сейчас самый затяжной кризис, которому не видится конца. На мой взгляд, теперь мы вступаем в новую его фазу - за 15 лет растранжирены все ресурсы государства, пришли в негодность заводы и фабрики, электростанции и АЭС, газопроводы и нефтепроводы, растащен торговый и рыболовецкий флот, гражданская авиация, на ладан дышит железная дорога. Мы на пороге перманентных технологических катастроф.
- Мрачновато получается, Рауль Мирсаидович.
- Согласен. Но я так вижу, к сожалению. Помните анекдот, появившийся с приходом М.Горбачева? Спрашивают: "А что будет после перестройки?". Отвечают: "Пятилетка восстановления народного хозяйства!". Сбылось копейка в копейку, только о планах восстановления пока не слышно.
- Что вас больше всего потрясло за последние годы?
- Наверное, потрясений в собственной судьбе хватает с избытком: после покушения стал инвалидом, оставил дом в Ташкенте. В пятьдесят лет пришлось начинать жизнь в России заново, с нуля. Но так случилось с миллионами моих сограждан, тяжкий крест времени я несу с большинством народа. За эти годы произошло с нами и со страной много нелепого, страшного, невосполнимого. Но два события произвели на меня шок. Первое, когда М.Горбачев вдруг стал рекламировать пиццу, а второе - чуть раньше. В эпоху горбачевских же кооперативов один из бывших руководителей Мартукского района вдруг объявился привратником в одном из актюбинских кооперативов. Что им не хватало, умирали с голоду? Ни чести, ни достоинства, ни мужской гордости. Жалкие заботы о своей шкуре.
- Какой вы находите современную молодежь?
- К сожалению, я ее мало знаю. Произошел резкий возрастной разрыв поколений. Я знал молодежь 60-х годов рождения, ровесников моего сына. А та часть молодежи, с которой мне приходится соприкасаться сегодня, особого восторга у меня не вызывает. Поделюсь с вами своим наблюдением. Я человек контактный, и в силу возраста вдруг увидел, что дети моих друзей, ровесников и людей моложе меня значительно уступают своим родителям во всем. Блекнут они в сравнении со своими отцами и матерями. К сожалению, не отличаются наши дети особой культурой, начитанностью, образованностью, манерами, высоким полетом, фантазией, вкусом. А ведь они выросли уже в других условиях, в либеральные годы, в относительном достатке, большинство - в полной семье. А мое поколение - сплошь безотцовщина. Война.... В лучшем случае наши дети не хуже родителей, и то, слава богу. А в итоге - это топтание на месте, ведь, положа руку на сердце, родители всегда мечтают, что их дети пойдут дальше. Может, в инфантильности детей виноваты их родители? Много лет, бывая в Актюбинске, я хожу на телеграф сделать междугородние телефонные звонки. Там всегда многолюдно. За все эти годы я ни разу не слышал, чтобы родители спросили: какую книгу дочь или сын прочитали, какой спектакль посмотрели, какой фильм понравился, какой музей посетили, на каких выставках, концертах побывали. Ни одного вопроса с мало-мальски интеллектуальным подтекстом не слышал. Разумеется, и дети, подобных тем никогда не затрагивали. Лет тридцать подряд я слышу: "Детка, что ты вчера съел, что сегодня на обед будешь?". Дорогие родители, не беспокойтесь, наши дети голодными себя не оставят, зря волнуетесь. Волноваться нужно за иное.
- Что бы вы хотели пожелать своим читателям?
- Прежде всего, не падать духом. Все равно другого времени взамен трудного не предложат. Какие они ни есть годы, они наши: для юных - годы молодости, для нас - старости. Не жить только ожиданием новых, светлых времен или другой власти. Желаю жить прямо сейчас и сегодня, при любой власти. Не увлекаться чрезмерно политикой. Только горстка людей нуждается в крутых переменах, чтобы сменить тех, кто у власти. Большинству же людей, при любом режиме, нужно отрабатывать свой восьмичасовой день: и рабочему, и технической интеллигенции, учителям и врачам - всем. И требования к ним год от года будут жестче и жестче. И это не каприз работодателя, будь он частник или государство - это требование времени. И отрабатывать день нужно будет уже по-другому - качественно и количественно, иная работа не нужна. За воротами фирмы, завода, стройки десять человек готовы всегда занять ваше место. Работать над собой, своей квалификацией - вот единственный шанс для всех нас, включая и меня. Вот в этом я и желаю успеха своим читателям.
Кто ничего не умеет, тот не должен ничего хотеть...Интервью Арынгазы Беркинбаева с Раулем Мир-Хайдаровым специально для Казахстана, в год юбилея писателя


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация